?

Log in

No account? Create an account

Антихрист. Неопубликованная книга.


Верхняя записьАнтихрист. Неопубликованная книга. Содержание.
luchio666
Это книга, содержание которой разобрали на цитаты еще до ее официальной публикации.
Вы не видели более отвратительных и интересных персонажей, даже у Чака Паланника.
Эта книга говорит абсолютную неприкрытую правду о сегодняшней жизни. А самое страшное, что 90% ее содержания - не вымысел, а то, что происходило на самом деле.
Она не рекомендуется к прочтению людям с неустойчивой психикой и слабой моралью. Также противопоказано ее читать убежденным верующим, поскольку их вера не стоит того, чтобы испытывать ее тем духом, что лежит в основе книги. А всем остальным ее читать и подавно не стоит. Вы ведь не хотите, чтобы мир вокруг вас внезапно стал зыбким и ушел из под ног?
Обрывок первый.
Обрывок второй.
Обрывок третий.
Обрывок четвертый.
Обрывок пятый.
Обрывок шестой.
Обрывок седьмой.
Обрывок восьмой.
Обрывок девятый.
Обрывок десятый.
Обрывок одиннадцатый.
Обрывок двенадцатый.
Обрывок тринадцатый.
Обрывок четырнадцатый.
Обрывок пятнадцатый.
Обрывок шестнадцатый.
Обрывок семнадцатый.
Обрывок восемнадцатый.
Обрывок девятнадцатый.
Обрывок двадцатый.
Обрывок двадцать первый.
Обрывок двадцать второй.
Обрывок двадцать третий.
Обрывок двадцать четвертый.
Обрывок двадцать пятый.
Обрывок двадцать шестой.
Обрывок двадцать седьмой.
Обрывок двадцать восьмой.
Обрывок двадцать девятый.
Обрывок тридцатый.
Обрывок тридцать первый.
Обрывок тридцать второй.
Обрывок тридцать третий.
Обрывок тридцать четвертый.
Обрывок тридцать пятый.
Обрывок тридцать шестой
Обрывок тридцать седьмой
Обрывок тридцать восьмой
Обрывок тридцать девятый
Обрывок сороковой
Обрывок сорок первый
Обрывок сорок второй
Обрывок сорок третий
Обрывок сорок четвёртый
Обрывок сорок пятый
Обрывок сорок шестой
Обрывок сорок седьмой
Обрывок сорок восьмой
Обрывок сорок девятый
Обрывок пятидесятый
Обрывок пятьдесят первый

Скачать или купить книгу
luchio666
Теперь вы можете скачать или купить книгу через этот сайт.


Издание и печать книги "Антихрист"
luchio666
Итак, друзья, книга написана, пора отправлять её в свет.
Кто хочет получить экземпляр с автографом автора, помогите, пожалуйста, со сбором средств на печать.
Метки:

Обрывок из неопубликованной книги "Антихрист" (53)
luchio666
Мы стоим у берега моря. Его волны омывают подошвы моих ботинок. Осенние порывы ветра играют складками моего плаща, а по левую сторону от меня стоят Маммона и Баальберит. Правой же рукой я нежно сжимаю ладонь Астаарты.
Тучи исчезли и теперь над нами лишь бескрайнее ночное небо, усыпанное яркими точками звёзд. Я вижу, как зелёная трава на берегах моря на глазах увядает и опадает чёрной пылью, как слетают листья с деревьев и, не долетая до земли, превращаются в такую же чёрную пыль, уносимую ветром.
По шоссе, ведущему из города, проезжают машины и идут потоком люди. Никто не скажет, с чего это началось. Просто вдруг кто-то ощутил в своём сердце беспричинную панику, которая с тех пор не давала ни секунды покоя, заставляя его болезненно сжиматься в предчувствии чего-то неизведанного и неизбежного. Тогда он схватил первое, что попалось в руки: ключи от машины, паспорт, фонарик, кошелёк, жвачку, термос, или что-то ещё, стараясь захватить с собою свой тесный, уютный, домашний мирок с телевизором и кофе по утрам, и направил свои стопы прочь от города, как когда-то Лот и его жена покинули Содом, получив предзнаменование близкой гибели.
И волны моря стали вдруг тёмно-красными. Где-то на горизонте сверкнула вспышка молнии, разорвав небо по полам. Две или три машины столкнулись, и их мигом охватило пламя пожара, осветив ярким светом взрыва все вокруг. Из остановившегося автобуса вышли люди. Напуганные. Непонимающие.
Ветер нарастал, достигая ураганной силы, и я с трудом оставался на месте, удерживаемый своими спутниками. Я посмотрел направо. Астаарта улыбалась мне, нежно, с легкой примесью безумия, и ее глаза, достигали всей глубины моего сердца, подымали оттуда самое сокровенное, самые мои тайные желания.
Гул человеческих мыслей вдруг заполнил пространство вокруг нас, раздаваясь громче, чем вибрации воздуха, исходящие от голосовых связок. Люди видимо тоже это заметили, и какое-то время по инерции пытались говорить, но потихоньку замолкали, оставляя место лишь мыслям. Каждый из них хотел что-то скрыть. То, о чем не имел права знать никто, кроме них самих, но ничего не получалось. С непристойным любопытством они слушали чужие мысли и с отвращением глядели друг на друга, невзирая на содержание собственных мыслей. Вокруг нас вспыхнули ссоры, перерастающие в драку. Никто не понимал, что происходит. Кроме нас. Ведь именно мы всеми силами приближали этот миг.
Внезапно все стихло. Наступила глубокая тишина. В ней не было места звукам, как будто темнота ночи захватила их своей вуалью. А на небе одна за другой стали гаснуть звезды. Ничего себе особенного, просто стали гаснуть звёзды, пока не погасли все до одной, оставив землю в кромешной темноте. В это бархатной темноте мы слышали миллиарды копошащихся в ней существ.
Послышался громкий треск разорвавшегося пространства и сквозь щель в мироздании мы и всё человечество узрели адское пекло Хаоса и оскалённые в жуткой усмешке лица Падших, жадных до веселья и новых жертв. Весь мир стал скручиваться и выворачиваться наизнанку в эту пространственную дыру, пока мы не очутились среди родной нам обители, потеряв все прежние человеческие черты лица и тела, расплываясь в страшных кошмарах многомерных измерений.
Вокруг нас яркими точками горят души людей, испуганные, осознавшие безысходность и вечность тех мучений, которые им уготованы отныне и впредь. Хуже тьмы вокруг для них тьма в их собственных душах, съедающая их изнутри, как черви съедают человеческий желудок.
И нет среди нас никого, кто проявил бы к ним жалость. Мы веселимся и дурачимся, разрывая их на части, причиняя боль, заставляя страдать от наших забав. Они мечутся среди Хаоса, ища выход, не осознавая, что выхода здесь нет. Древнее пламя Хаоса обжигает души гораздо сильнее земного огня, как будто раз за разом зловонный кипяток проливается на них, а за ним следует серная кислота.
Они взывают: «Господи! Господи! Покончи с нами! Даруй нам смерть! Даруй избавление от страданий!», но некому прислушаться к их мольбам.
Злые на себя, злые на других, они с ненавистью толкаются и пихаются, пытаясь найти уголок, где почувствуют себя лучше, убегают от Падших и подставляют в их руки другие души, соседствующие с ними.
В бурлящей тёмной пустоте Хаоса, освещаемого всполохами древнего пламени, мы видим, как один из нас создает новый мир. Яркая вспышка света создаёт вокруг себя мрачные кривляющиеся тени и в ней мы видим точки звёзд, разлетающихся от взрыва в разные стороны, создающие неповторимый рисунок новой вселенной.
Мы начинаем новую Игру. Он создаёт – мы разрушаем. Это наша забава. Наша жизнь. Наша проклятая вечность в Аду, за которой со стороны наблюдает Тот, кто осудил нас на эти муки, низвергнув из Вечного Города. А вместе с Ним в умиротворяющем спокойствии Райского сада наблюдают праведники.

Обрывок из неопубликованной книги "Антихрист" (52)
luchio666
В небольшой комнате с серыми стенами, стоят четверо человек: один инквизитор, двое сотрудников полиции и один в серых брюках и белой рубашкой в полоску. У стены стоит ещё один человек в чёрном облачении и капюшоне с вырезами для глаз, чтобы никто не мог увидеть его лицо. Все формальности соблюдены, добро пожаловать на тот свет.
Мы, с Астаартой и ещё добрый десяток любителей острых ощущений, стоим за стеклом, прозрачным только с нашей стороны, наблюдая за казнью.
Инквизитор неспешно нараспев перечитывает приговор суда, пока двое полицейских закрепляют потуже ремнями руки, ноги и туловище еретика, пока он сидит на деревянном стуле.
Исаак Христов сидит с гладко выбритой головой и спокойно глядит по сторонам, то на полицейских, стоящих на коленях у его ног, то на инквизитора, то на палача у стены. Он до жути бледен, но смотрит на мир с хладнокровностью и уверенностью человека, твёрдо верящего, что смерть – это лишь начало.
Человек в штатском примеряет ему на голову небольшую шапочку с электрическими контактами, которые скоро выжгут мозг еретика. Под шапочкой – небольшая губка, пропитанная солевым раствором. На лицо ему накладывают маску, полностью закрывающую лицо, но с прорезью для носа и рта, чтобы он мог дышать ещё какое-то время.
Инквизитор дочитывает приговор.
- Ваше последнее слово, - говорит он.
Исаак Христов улыбнулся и закричал во весь голос так, что все в комнате вздрогнули:
- Вижу! Вижу тебя, курносая! Вижу тебя, алчная до человеческой плоти! Вижу кости твои белые, костлявая! Вижу тебя беспощадная, неумолимая, облачённая в чёрные одежды, с пустыми глазницами, скорбно взирающими из под капюшона!
Ты – нежнейшая из любовниц и безжалостнейшая из насильников. Ты, которая кружишься в вальсе с одними и вызывающая гримасу ужаса у других!
Ты, что не гнушаешься ни праведником, ни грешником! Ты – царствующая, одерживающая победу за победой! Та, перед которой равны все от самых великих до самых жалких из людей. Та, кому падает и кланяется всякий: проститутки и воры, сенаторы и главы государств. Та, что не взирает на имя и славу, забравшая Адама и Еву, Платона и Аристотеля, Юлия Цезаря, Александра Невского, Святого Франциска, Томаса Мора, Жан-Жака Руссо, Мартина Лютера, Исаака Ньютона, Владимира Ленина, Альберта Эйнштейна и стольких, что не хватит жизни называть их имена. Ты, что ведёшь за собой всех воинов мира от его сотворения до его заката. Ты – трудящаяся, не покладающая рук, радующаяся войне и болезням, та, которой на всех языках поют из всех концов земли, пляшущая на костях под звуки скорбного оркестра, стучащая в барабан!
Ты, безжалостная, забирающая младенцев от матерей, любимых от любящих!
Ты, милосердная, избавляющая от страданий и боли, от страха за будущее и от стыда за прошлое. Ты, превращающая всё в тлен: женственные прекрасные тела со сладкими изгибами, мужественные крепкие тела с каменными мышцами, сдирающая кожу и плоть с белоснежной кости, истлевающая людей, как листы бумаги, уничтожающая их жизни, их историю, как огонь сжигает книги!
Ты, мрачный жнец, что оставляешь тела бездушные на земле, давая почву для роста трав! Ты, великий Посредник Бога и Дьявола на земле, на чьих плечах держится и Земля, и Рай, и Ад! Вынь душу мою из тела! Обними меня когтистыми пальцами! Проводи душу мою истомлённую под звуки скорбной скрипки через долину смертной тени в райские кущи.
Порази меня копьём в самое сердце, прекрати его надсадный стук. Препроводи меня и пусть рядом идут ангелы в белоснежных одеяниях с длинными крыльями и лицами, полными печали и радости за сына человеческого, ступающего к Богу. А по другую сторону пусть скачут голые бесы с красной кожей, полыхающей адским пожарищем, зловонные и жадные до людских душ, протягивающие свои загребущие лапы, чтобы уловить человека. А следом за нами пусть медленно плывут неприкаянные души, размытые и бесформенные, как туман.
Посади меня на круп своего бледного коня с длинной гривою и поскачем в развивающихся одеждах навстречу Господу для Его Суда. Я вижу, чем ближе к Богу ступает конь, тем яснее в духовном мире проступает плоть на твоих костях и вот, встаёт передо мной девушка в чёрном кринолиновом платье и шёлковых перчатках, с бледным лицом и чёрными волосами, а вокруг лба – серебряный обруч. Ты, мой друг, прекрасная, улыбающаяся мне, дарящая мир и покой! Товарищ мой, приди и потанцуй со мной!
Прихожу в твои объятия с верой в Господа нашего Иисуса Христа и жажду встречи с ним! Аминь!
Инквизитор кивает палачу и тот резко поднимает вверх рубильник. Еретик начинает трястись всем телом, напрягая каждый мускул и судорожно скребя пальцами по подлокотникам стула. Из под прорезей маски выступают кровавые слёзы от лопнувших глаз. Инквизитор наблюдает ещё какое-то время, после чего снова кивает и палач опускает рубильник, отключая электричество.
И лишь мы с Астаартой можем наблюдать, как душа в золотистом сиянии исходит из тела с радостной улыбкой на лице и исчезает, уносясь в высь.
- Вот и всё, - улыбнулась мне Астаарта своей безумной усмешкой и чмокнула в щёку, вызвав недоумённые взгляды соседствующих зрителей. – Это конец, милый!

Обрывок из неопубликованной книги "Антихрист" (51)
luchio666
Высокий мужчина с редкими волосами и суровым выражением остроугольного лица с выступающими на нём скулами решительным шагом проходит к своему креслу с большой спинкой, находящемся за тёмным дубовым столом на небольшом возвышении. На нём чёрная длинная мантия, почти не отличимая от сутаны, а на шее висит тяжёлый крест.
- Встать! Суд идёт! – слышится звонкий голос молодого секретаря.
Мы поднимаемся и садимся, следуя одной из древнейших человеческих традиций.
Судья садится, берёт в руки бумаги и начинает бубнить монотонным голосом:
- Судебное заседание объявляется открытым. Рассматривается дело №336/42. Подсудимый: Исаак Христов. Инквизитор: Пётр Понтиев. Подсудимый обвиняется в совершении преступления, предусмотренного 750 каноном, предписывающим веровать во всё то, что содержится в писаном или переданном Слове Божьем, то есть в едином залоге веры, порученном Церкви и также твёрдо принимать и придерживаться всего того (вместе и по отдельности), что окончательным образом предлагается Церковью относительно учения о вере или нравах. Посему тот, кто отвергает эти положения, коих следует придерживаться, окончательно противопоставляет себя учению Церкви. Отягчающим обстоятельством являются последствия в виде массовых смертей, которые повлёк за собой необдуманный отказ от веры, и распространение учений, противоречащих учению Церкви. Есть ли заявление об отводе судьи?
Судья взглянул исподлобья в зал, но в ответ была лишь тишина.
- Хорошо. Отводов нет. Подсудимый, встаньте! Вы знаете, в чём вас обвиняют?
С вежливой улыбкой еретик покачал головой. Судья продолжил:
- Святая Церковь лелеет надежду на ваше покаяние и примирение с церковью. Согласны ли вы принять покаяние и примириться?
- Я ни в чём не виновен, - ответил, пожав плечами Исаак Христов.
Судья забубнил, уткнувшись в бумаги:
«Эпизод первый. **.**.20** года Исаак Христов, пребывая в военном лагере «Иона», где воины Святой Церкви готовились противостать бесам Антихриста, обратился к присутствующим с проповедью покаяния, призвав к добровольному отказу от сопротивления, к братской любви и милосердию к бесам. По результатам проповеди был подорван моральный дух и стойкость веры солдат, и понесены многочисленные потери, в том числе 543 человека убиты.
Эпизод второй. Исаак Христов… проповедь… покаяние… отказ от сопротивления… убито 346 человек.
Эпизод третий…»
Тут судья остановился и обратился к присутствующим сухим равнодушным тоном нетерпеливого человека, которому хочется поскорее завершить неприятную процедуру:
- Имеет смысл зачитывать всё? Наверное нет. Мы ведь ознакомились с материалами дела, свидетели опрошены и их показания подтверждены. Вина подсудимого доказана инквизицией. Суд проводит допрос подсудимого на предмет его раскаяния в содеянном и занимается вынесением справедливого приговора. Итак, подсудимый, что вы скажете в своё оправдание?
- Я ни в чём не виновен! – твёрдо и с улыбкой ответил Исаак Христов. – Я лишь проповедовал то, о чём говорил Иисус Христос в Священном писании о любви и милосердии к ближнему.
Судья усмехнулся.
- Ты же не первый, кто здесь вот так сидит и называет себя добрым христианином, который говорит только правду, который даже в мыслях не помышлял об убийстве ни человека, ни животного и верует в Господа Иисуса Христа и Евангелие, как учили апостолы. Однако инквизиторы знают вашу подлую и лживую бесовскую натуру. Вы думаете, что сами равны апостолам и проповедуете то, что заповедал Христос, а инквизиторы, преследуют вас и называют еретиками, так же, как преследовали Христа и его апостолов фарисеи. Вы говорите о гнусности жизней тех, кто верен Святой Церкви, указывая на их гордыню, скаредность, алчность и другие гадости. В своей проповеди и вероучении вы заявляете, что предводительствует в Святой Церкви никто иной, как Антихрист, а священнослужителей называете фарисеями и лжепророками, которые говорят, но ничего не делают. С самонадеянным видом и гнусной улыбкой вы приходите на суд, как будто ни в чём не виновны. Вас обвиняют в том, что вы еретик и нарушаете 750 канон, предписывающий верить учению Святой Церкви.
Обвиняемый энергично замотал головой:
- Я ни в чём не виновен! Я никогда не исповедовал иной веры, кроме христианской!
- Так если ваша вера – христианская, означает ли, что наша вера и вера погибших на Священной войне людей, следующих учению Святой Церкви – ложная и еретическая?
- Я верю в то, чему нас учит в библии Иисус Христос.
- С такой же ровно цитатою рождались самые страшные ереси. У нас с вами много общего: мы веруем, что есть Бог, и вы веруете в часть того, чему учит Святая Церковь, но в то же время вы проявляете свою еретическую сущность, отказываясь верить в другие вещи, которым учит Святая Церковь.
- Я верю в то, во что должен верить христианин.
- Очень хитро. Обратите внимание, - судья обратился к присутствующим, - подсудимый думает, что христиане – это те, кто верит в его ересь.
На это еретик возразил:
- Если вы хотите перетолковывать все мои слова по-своему, а не понимать их просто и ясно, то я не знаю, как еще говорить.
- Так вы и отвечайте просто, не виляя из стороны в стороны, как собачий хвост, - ответил жёстко судья.
- С удовольствием, - ответил Исаак.
- Тогда могли бы вы поклясться, что никогда не учили ничему несогласному с христианской верою, признаваемой нами истинной?
- Я следую заповеди Иисуса Христа, который говорил нам: «Не клянись, но да будет слово ваше: да – да; нет – нет, а что сверх этого, то от лукавого».
- Инквизиторы получили против вас неоспоримые свидетельства, расходящиеся с вашими словами, и даже, если бы вы поклялись, то это не спасло бы вас от электрического стула. Но если вы просто сознаетесь в ваших заблуждениях, то Святая Церковь сможет отпустить вам ваши грехи и провести службу за ваш покой.
- Я ни в чём не виновен, - упрямо повторил подсудимый. – Бог мне свидетель.
- В таком случае, я зачитаю вам приговор, - судья коротко перечислил краткие эпизод обвинения и, вздохнув с облегчением, перешёл к заключительной части приговора:
«Согласно преамбуле в декрете Международной христианской миссии «О сохранении чистоты веры», принятые постановления служат прежде всего к тому, чтобы вернуть прежнюю чистоту и величие христианской религии, привести к лучшему образу жизни нравы, которые отклонились от старого порядка, и обратить друг к другу сердца и души всех людей. В декрете указывается, что должностные лица должны предупреждать распространение нечестивого вероучения и отделять зёрна христианского вероучения от плевел ереси.
Согласно параграфу 2 канона 750 Кодекса канонического права Международной христианской миссии следует веровать во всё то, что содержится в писаном или переданном Слове Божьем, то есть в едином залоге веры, порученном Церкви и также твёрдо принимать и придерживаться всего того (вместе и по отдельности), что окончательным образом предлагается Церковью относительно учения о вере или нравах. Посему тот, кто отвергает эти положения, коих следует придерживаться, окончательно противопоставляет себя учению Церкви.
Согласно канону 751 ересью называется упорное отрицание после крещения какой-либо истины, в которую следует веровать христианской верой, или упорное сомнение в ней.
Согласно параграфу 2 канона 1041: отступник от веры, еретик или схизматик подлежит отлучению по заранее вынесенному судебному решению. В случаях, повлекших за собой особо тяжкие последствия, отступники, еретики и схизматики, приговариваются публичной казни путём сожжения на электрическом стуле или на костре.
На основании изложенного, руководствуясь каноном 1311, согласно которому Святая Церковь обладает прирождённым и присущим ей правом налагать карающие санкции на верных Христу, совершающих преступления, постановляю: подсудимого Исаака Христова казнить путём сожжения на электрическом стуле в течение трёх дней после объявления приговора.
Если до исполнения приговора осуждённый не принесёт публичного покаяния, то, согласно параграфу 1 канона 1184, в отпевании отказать и, согласно канону 1185, отказать в какой бы то ни было церковной службе без отпевания.
Осуждённый, у вас есть, что сказать суду?»
Исаак Христов молча обвёл тоскливым взглядом людей, присутствующих в зале суда.
- Я не виновен, - ответил он.
- Твоя вина доказана в суде, приговор вынесен, бесполезно что-либо теперь обсуждать, - нетерпеливо перебил его судья.
- И что это решает? Если общество меня осуждает и считает справедливым мой приговор, если судьи заявляют, что я виновен, когда я признаю себя невиновным, разве это должно поменять как-то моё мировоззрение? Разве должен я после этого изменить самому себе? Я не стану подчиняться этому абсурду! Меня сожгут, но это будет не моя вина, а их! Этой смерти я жажду, как освобождения, пусть простит меня в этом Господь. Ведь и Иисуса Христа распяли на кресте. Распял ли его Понтий Пилат? Нет. Он лишь оружие в руках фарисеев и кровожадной толпы, требующей очередной жертвы. Все судьи своим мнением и палачи своими руками лишь угождают властвующим.
Глаза еретика остекленели, словно узрев невидимое, а сам он хрипло закричал:
- Я вижу тёмно-красное небо, разрываемое ударами грома и всполохами молний, с которого крупными каплями падает кровавый дождь! Тёмным водоворотом скручены чёрные облака, спиралью уходящие в червоточину посредине неба, из которой проглядывают ужасающие лица из потустороннего мира.
Вижу в лицах властителей мира и их прислужников, изгаженные кривыми ухмылками морды бесов, их крупные раскосые коричневые глаза без белка, мелкие зубы и булькающая между ними чёрная кровь. На золотом троне сидят они, вкушают с золотой посуды и трут пальцами золотое распятие. У их ног звери рычащие, с дивными мордами, жаждущие боли и страданий человеческих, насыщающиеся от их криков и страха.
Вижу, как уходит из этого мира Господь, как поглощает его энтропия, как чернеют и превращаются в серую пыль трава и деревья, как гаснет белое пламя последней звезды, как от созданного Господом мира остаются лишь воющие в невообразимом адовом хаосе души, разрываемые на части Падшими.
Моя смерть – это конец, знак того, что времена Антихриста подходят к концу и всё ближе Божий Суд. Так изрекает Господь!
Служители Святой Церкви с побледневшими лицами крестятся и хватаются за кресты, висящие на шее, уповая на то, что жесты руками и золото защитит их от расплаты за все грехи.

Обрывок из неопубликованной книги "Антихрист" (50)
luchio666
Мы вновь находимся в маленькой белой комнате, посредине которой сидит, согнув ноги в коленях и обхватив их руками, Исаак Христов. Он уставился в пол, словно изучая нашу обувь. На этот раз мы вдвоём: я и Астаарта. Мы сняли капюшоны, чтобы он мог видеть наши лица, но, один раз взглянув, он потупил взор и больше на нас не смотрел.
- Я буду выступать твоим адвокатом на судебном процессе и, признаюсь тебе честно, никаких шансов на спасение у тебя нет, но, по крайне мере, я смогу тебя спасти от мучений инквизиции и, может быть, продлить время самого процесса, чтобы ты прожил подольше, если, конечно, ты того заслуживаешь.
- Отойди от меня, Сатана, - громко прошептал хриплым голосом еретик. – Господь - свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь - крепость жизни моей: кого мне страшиться?
- Посмотри на меня, идиот и хватит цитировать наизусть бессмысленную тарабарщину! – нетерпеливо повысила голос Астаарта. – Разве ты не видишь, что Господь не на твоей стороне, что Святая Церковь исполняет Его волю своими руками. Разве ты не знаешь, что Святая Церковь заклеймила тебя, как еретика, и ты никогда не попадёшь в райЮ если не покаешься в своей ереси?
Еретик с трудом поднял глаза и посмотрел на Астаарту, содрогаясь всем телом от отвращения и ужаса.
- Хватит цирка, суккуб. Я вижу тебя, вижу твою душу, - сказал он и снова опустил глаза, как будто давая себе отдых. – Я вижу беса, сидящего в каждом из живущих ныне. Я вижу и тебя, Антихрист, и знаю, что сейчас идёт твоё царствование, но недолго тебе царствовать.
Я вмешался, почувствовав искреннее желание обнажить истину и расставить всё по местам:
- Конечно, тебе известно многое, и ты многое видишь Давай тогда говорить откровенно. Поверь мне, всё совсем не так, как ты думаешь и твоя вера - заблуждение. Ты думаешь, что исполняешь волю Бога, когда сохраняешь Ему верность, но ты – последнее звено, которое приковывает его к этому миру. Бог, создавший этот мир – лишь один из нас. Мы все – демиурги, создатели миров в бесконечном Хаосе. Тот, кого вы называете «Богом» вложил свою душу в одно из своих созданий - человека, но человек, начав плодиться и размножаться, стал делить душу Бога на всё более мелкие и мелкие частицы, тем самым приковывая его к этому миру и обращая Его в рабство. Он пытался предотвратить это, насылая на человечество потопы, болезни и войны, но, чем больше становилось людей, тем менее могущественным становился Бог. Если в самом начале времён он мог творить чудеса, менять мир так, как Ему было угодно, то люди привели к тому, что теперь он совсем бессилен. Но, развязав Священную войну, мы заставили всех людей осознано отказаться от Бога, лишившись части Его души. Если раньше у них были сомнения в вере, то после прихода Антихриста этих сомнений больше не оставалось. И всем людям пришлось сделать осознанный выбор, на чью сторону встать. Те, кто выступили на стороне Антихриста, добровольно отказались от своей души, а те, кто выступил на стороне Святой Церкви, предпочли следовать не путём праведников, а своим страхам и инстинктам, убивая всех без жалости с фанатичной религиозной верностью, тем самым отвергая душу Бога. Таким образом, мы почти освободили Бога из тюрьмы этого мира, но осталась только одна проблема. Это ты. Если ты будешь продолжать корчить из себя святого, то последняя частица Бога умрёт вместе с тобой и будет опять возрождена в этом мире в новом ребёнке. Это слишком долго и бесполезно. Ты можешь добровольно согрешить и отпустить последнюю частицу Бога на свободу, чтобы наш брат мог присоединиться к нам в глубинах Хаоса. Ты обретёшь свободу вместе с нами и уважением к тебе, как равному нам по своей силе. И ты сам сможешь стать Творцом своего собственного нового мира. Я знаю, что тебе трудно это понять, особенно зная сколько религиозных догм вдолблено в твою голову, но постарайся.
В ответ он лишь сказал:
- Отойди от меня Сатана. Ты – отец лжи. Всё, что ты говоришь – ложь.
- Ложь, ты говоришь? – заорал я и схватил его за плечи. - Тогда смотри мне в глаза.
Я взял его душу за руку и выдернул из привычного мира в глубины Хаоса, оставив лишь тоненькую серебристую нить, связывающую его душу с телом. Вокруг нас бушевали бесформенные искажённые пространства, буйствовали Падшие, исполняющие дикие пляски вокруг кричащих от ужаса, плачущих и скрежещущих зубами искорок душ. Душа Исаака Христова трепетала, как огонёк свечи, и я с трудом погасил в себе искушение с лёгкостью погасить её. Зато с мрачным удовольствием я наблюдал за тем трепетом, который в нём вызвали кошмарные глубины Хаоса.
- Ты думаешь, что здесь ужасно, - подумал я, и он услышал мои мысли и обратил ко мне своё внимание. – Но каждый из нас может превратить это место в цветущий сад.
Вокруг нас искажённое пространство начало принимать привычный вид. По моей воле появилась новая вселенная с миллиардами звёзд и планет, а через миг мы стояли на поверхности одной из них. Своей волей я создал новых невиданных животных, которые стали бродить по земле. – А теперь – смотри! – сказал я и сквозь щель в пространстве несколько чёрных капель из Хаоса упали на вновь созданную землю и животных, ходящих по ней. Тотчас они вгрызлись друг другу в глотки, начиная смертельную борьбу за право жить.
Я взял его за руку, и мы вернулись в тесноту его камеры.
- Всего через несколько часов после короткого судебного процесса ты уже сможешь играть вместе с нами в Хаосе, создавая собственные миры и существ по своему образу и подобию. И лишь об одном прошу я: согреши.
Потрясённый зрелищем, которое до своей смерти ещё не видел ни один человек, он сидел какое-то время молча. Я уже начал беспокоится, что его смертный мозг не смог справиться с увиденным. И тут он прошептал в третий раз:
- Отойди от меня, Сатана. Лжец!
- О, Господи! - раздражённое проговорила Астаарта. – Ты же видел всё своими глазами!
- Я видел и другое! – ответил еретик. – То, что вы мне навеяли – это Ад, что вы ещё можете показать мне, демоны? Но Господь показал мне дивный мир, который ждёт меня после смерти!
- Рай? – я расхохотался. – И каков же он?
- Невозможно передать словами всю красоту Рая, но я попробую, - ответил Исаак.
«Я видел лучезарный город, где всё соткано из яркого золотистого света: и дома, и дороги, и сами жители.
Он стоит среди зелёных холмов, покрытых изумрудной травой, в тени деревьев, на чьих ветвях висят роскошные плоды и большие благоухающие цветы. И сколько бы не ты не ел плодов с этих деревьев, каждый раз у них совершенно иной приятный вкус. Среди деревьев вместе бродят волки и овцы, барсы лежат, вытянувшись, на ветках деревьев, наблюдая голубыми глазами, как пасутся под деревьями козлята, покрытый тёмными пятнами теленок и молодой лев вместе лежат на траве, а рядом медведица играет со своими медвежатами. Их взгляды полны разума и они ведут беседы на понятном мне языке. На горизонте виднеются горы. Их склоны поросли деревьями, а верхушки покрыты снегом, прикосновение к которому не обжигает холодом руки, как это обычно бывает, а чувствуется лишь приятная прохлада, и снег превращается в капли, падающие сквозь пальцы на землю. И, так странно, горы вроде бы так далеко, но стоит сделать лишь несколько шагов им навстречу, как ты уже стоишь у их подножья.
Весь город покрыт кустарниками, клумбами с разноцветными цветами и фонтанами с блестящими на солнце брызгами воды. Над текущими по городу прозрачными ручьями и небольшими реками, перекинуты мосты. Посредине города стоит длинная серебристая башня, окружённая небольшими сооружениями удивительно приятной архитектуры, из неё разносится на весь город стройный хор голос, исполняющий прекрасную мелодию, которая наполняет сердце радостью. Эта мелодия, такая близкая, такая узнаваемая, как будто именно она всегда звучала в твоей голове, в твоём сердце; как будто все композиторы самой приятной для слуха музыки в мире черпали из этого источника, стараясь нащупать то самое очаровательное звучание.
Моя душа наслаждается каждым шагом, каждым вздохом в этом мире. Каждый встречный дружелюбно и открыто улыбается мне навстречу. Я чувствую себя в безопасности, ощущая безмятежность и покой среди любящих и добрых сердец. Это неудивительно, ведь именно те, кто всегда отдавал самого себя другим, делая и желая только добра; кто всегда терпелив с другими, милосерден, не завистлив, не эгоистичен и не высокомерен; кто никогда не раздражается, никогда не замышляет зла; кто радуется правде и никогда не лжёт даже в своих мыслях; кто безоговорочно доверяет каждому и с кротостью переносит страдания, именно они живут в этом городе. Среди них нет стариков и нет младенцев, каждый из них совершенен в своей красоте чертами своего лица и тела. Никто не страдает от болезней, никто не подвержен тлену и разложению, ведь каждый из них бессмертен. Никто там не испытывает голода, а едят лишь для удовольствия, но нет тех нечистот, которые выходят после нас, когда мы едим на земле. Вместо этого все вкушаемые плоды испаряются через поры кожи, поэтому от каждого живущего исходит приятный фруктовый аромат.
В каждом доме в этому городе приготовлены наслаждения и немыслимые блага, которых никто из живущих на земле не видел, не слышал и не мог даже вообразить. Никто там не испытывает скорби и печали, только радость. Никто не испытывает голода или жажды, там не бывает холода или же обжигающего солнца, поэтому никто не нуждается в пище и воде, в крове или одежде, хотя там всего в избытке и даже, если бы каждый захотел себе богатых одежд, просторного дворца и изысканной пищи, то и тогда бы никто не знал в этом нужды.
Вокруг царят мир, гармония, красота и радость. И я сам хочу слиться с окружающей меня красотой, стать частью этой гармонии.
Таков тот мир, что мне показал Господь!»
Я попытался расхохотаться в ответ на эту идиллическую картинку мечтателя, которая не шла ни в какое сравнение с тем, каким действительно мир был по ту сторону, но что-то мне мешало. Чувство необъяснимой потери и тоски по тому чудесному миру, о котором он рассказал. Я посмотрел на Астаарту. В её глазах стояли слёзы. Смущённые и подавленные, впервые за долгое время нашего пребывания на этой земле, мы покинули еретика.

Обрывок из неопубликованной книги "Антихрист" (49)
luchio666
Резкий порыв ветра бросает тяжёлые капли дождя прямо в окно и сгибает верхушки деревьев. Совсем близко ударяет молния и её отблеск освещает ярким светом наполненную пасмурной серостью комнату.
Инспектор по делам несовершеннолетних неторопливо рассматривает бумаги четырнадцатилетнего паренька, сидящего перед ним, потупив взгляд. Рядом в кресле в чёрной рясе сидит совсем ещё молодой безбородый голубоглазый священник, с короткими светло-русыми волосами и небольшими усами.
- Совсем ещё мальчик, лишился родителей в автомобильной аварии, - объясняет сочувственно священник. – В наследство оставлен большой коттедж и накопления в два миллиона рублей. Взяли его в монастырь, а он перед самым постригом сбежал, бес женской ляжкой попутал. Нашли его в ближайшем посёлке вместе с девкой, с которой сбежал. Она ведьма ещё та. Всего шестнадцать лет, а скольких совратила. Рыжая бестия. Верно говорят: «Рыжий, как чёрт!», палить их всех надо без разбору.
- Что с ней?
- Не знаю, её инквизиторы забрали. Хотели и его тоже взять, но я отстоял под свою ответственность. Обещал, что на этой же неделе он покается, примет постриг и передаст монастырю своё имущество.
При упоминании о девушке, парень крепче стиснул зубы и вцепился в подлокотник кресла. Инспектор сложил между собой пальцы рук и посмотрел в окно. Сказал тихо и зло:
- Опять эта серость, это пасмурное небо и дождь. Вы помните, когда последний раз у нас было солнечно?
Священник в ответ молча покачал головой.
- Как же я устал от этой бесконечной монотонной серости! Тучи и дождь, тучи и снег, снова тучи и дождь. Что такое случилось с небом, из-за чего с него постоянно сыплется влага? Прорвало его, что ли? Разве мы не победили Антихриста? Разве Господь не может послать нам радостный луч солнца, чтобы наши сердца возрадовались? Я хочу увидеть, как солнечный луч отражается в капле воды на листьях деревьев, как он отбрасывает яркие тени вечерней порой и преображает серость в радостные цвета! Я хочу видеть полное синевы небо и радугу после дождя! Я хочу наполнить свою душу радостью!
Инспектор бьёт кулаком по столу.
- Клянусь Богом, мы это заслужили!
Священник вкрадчиво замечает:
- Мой вам совет: ищите радость в молитве и посте! А сейчас я прошу вас оформить бумаги, пожалуйста.
- Хорошо, - устало и сухо отвечает инспектор. – Интересно, нужен был бы вашему монастырю этот парнишка, если бы за ним не водилось ни копейки?
- Аккуратнее, - говорит раздражённо священник и резко встаёт. – Вы ходите по опасной грани, делая подобные замечания. Мы служим Господу и всякий, кто нуждается в приюте и утешении находит прибежище в нашем монастыре!
- Конечно, извините, что-то не то ляпнул - инспектор словно приходит в себя и улыбается, показывая, что всего лишь вышло недоразумение. – Мне нужно будет время и личный диалог с мальчиком.
Священник кивает и выходит из кабинета.
Инспектор сидит, сложивши пальцы таким образом, что пальцы одной руки касаются пальцев другой. Он говорит, не обращаясь ни к кому конкретно, словно в пустоту:
- Как же хочется снова ощутить радость. Словно серая мгла сгустилась над миром. Нет ни гнева, ни злобы, ни радости, ни счастья, ни зависти, ни алчности, ни щедрости, ни доброты. Все люди будто деревянные истуканы, размеренно читающие молитвы. Мы думали, что поменяли алчную тягу человечества к богатству, к потребительскому желанию набить свою оскомину дорогими продуктами и вещами на искренне святое желание прославить Господа, но променяли всего лишь жадность на страх.
Он достаёт из ящика стола небольшую книжку, открывает её и читает вслух:
«Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонеский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, перулки, пруды… Пропал Ершалаим – великий город, как будто не существовал на свете».
- Мастер и Маргарита – моя любимая книга, ныне запрещённая к прочтению Святой Церковью, - он вздыхает, а паренёк заинтересованно подымает глаза от пола и смотрит на него. – Наверное последний экземпляр во всём городе.
Некоторое время инспектор пристально смотрит на парня, крепко вцепившись пальцами в обложку книги. По его напряжённому лицу видно, что внутри идёт борьба. Наконец, от подходит к окну и открывает его.
- Беги, - коротко приказывает он.
На лице у парня растерянность и замешательство.
- Что? К-к-куда? – от удивления он заикается.
- Беги! – громче и твёрже приказывает инспектор.
Паренёк садится на окно, свесив ноги наружу, и прыгает с высоты первого этажа прямо на цветочную клумбу.
Инспектор смотрит ему вслед и улыбается. Его глаза радостно горят. Он садится за стол и открывает «Мастера и Маргариту». Так он и сидит до прихода священника, который раскрыв рот смотрит то на пустое кресло, то на открытое окно, то на инспектора и его книгу.
- Вы… вы… еретик! Как вы… посмели? – яростно орёт священнослужитель. Инспектор, улыбаясь, перелистывает страницу книги. Священник выходит их кабинета, чтобы уже через тридцать минут вернуться туда с суровыми инквизиторами.
Инспектор захлопывает книгу на последней странице и радостно улыбается им навстречу.
«Свободен! Он ждёт тебя...» «Вот твой вечный дом, вечером к тебе придут те, кого ты любишь, а ночью я буду беречь твой сон», - декларирует он строки из концовки романа и обращается к вошедшим. – Дай Бог, чтобы так оно и было.
- Бог даст, если ты покаешься, - отвечает ему один из инквизиторов.
- Я очень хочу, - шепчет в ответ инспектор, протягивая руки и умоляющим взглядом смотрит на инквизиторов. – Я снова хочу обрести потерянную душу! Но я не вижу Бога! Я потерял Его. И, самое страшное, когда я смотрю в лица вокруг себя, которые восторгаются от молитвенного экстаза и «так чувствуют руку Всевышнего в своей жизни», я вижу ложь. Я, человек столь долгое время проведший на службе закону, так долго учившийся различать ложь и правду, говорю вам: все до одного, говорящие сегодня о Боге – лгут. Даже в ваших глазах, псы, нет ни искры от бессмертной души. Его больше нет, он оставил этот мир.
У меня нет больше веры в жизнь после смерти. Я же хорошо помню, как все – все люди до одного, даже самые распроклятые атеисты, невольно ощущали это тёплое чувство, что со смертью наша жизнь не заканчивается. Я потерял это чувство, когда наш танк, изрисованный крестами, проезжал по полю боя, наматывая на гусеницы кишки и ошметки костей, лежащих там, ещё живых, стонущих от ран бесов Антихриста.
Мои наставники говорили, что это бесы, а я видел живых людей, таких же как и я, идущих на меня с мрачным весельем в глазах. Я слышал их стоны и крики и затыкал уши, чтобы ничего не слышать. В кабине нашего танка витал кислый запах блевотины, потому что никто из экипажа не смог сдержать содержимое своих желудков.
Я не чувствую больше, что где-то за границей жизни меня кто-то ждёт. Я вспоминаю библейские тексты и даже не сомневаюсь в их правдивости, но воспринимаю их, как давно ушедшие истории. Также, как учебник истории в школе. Своим умом я принимаю то, что нам через тысячелетия передали пророки, апостолы и Иисус Христос, но у меня больше нет того, что могло бы воспарить радостью от их посланий. Я потерял свою душу. Вместо райского сада после смерти я вижу лишь свой разлагающийся труп, а бессмертие – в опарышах, появившихся из него, в своей сперме и сыне, который много лет назад был из неё создан. Я верю в бессмертие, но лишь в бессмертие материального. Всё чаще меня радует не то, что моя душа подарена Богом, а то, что моё тело сделано из того же материала, что и звезда. Я нахожу источник радости в этом мире, потому что воспоминания о другом мире, присущие каждому человеку с рождения, навсегда для меня потеряны.
В каменных лицах инквизиторов проступает жалость и нечто, похожее на понимание, словно его слова обнажили ту правду, которую отныне знает каждый из живущих, но не смеет произнести вслух.
- Ты бедная, заблудшая душа, - говорит один из них, хватая инспектора под руку, пока второй берёт его с другой стороны. – Но Святая Церковь поможет тебе исцелиться.
Он шепчет, пока они ведут вон из кабинета:
- Я очень надеюсь на это.
Оставшийся в кабинете наедине с самим собой молодой священник садится в кресло инспектора и смотрит в окно. За окном плывут низко-низко над землёй тяжёлые серые облака, из которых льёт дождь, навевая меланхолию и ввергая в уныние сердца людей.

Обрывок из неопубликованной книги "Антихрист" (48)
luchio666
Над жирным куском жареной на гриле свинины чавкает кардинал Международной христианской миссии. На его толстощёком лице энергично работают челюстные мышцы, разгрызая сочный хрящ. Остатки волос на лысеющей голове аккуратно уложены и зачёсаны назад. На пухлых губах блестит свиной жир. У него очень красивые большие зелёные глаза, которыми он приветливо смотрит на нас, когда мы входим. Он берёт жирными пальцами большой хрустальный бокал с золотой каймой по краям с плещущимся красным вином и делает большой глоток, а другой рукой приглашает нас жестом сесть в кресла перед большим столом из дуба, за которым сидит он сам.
- Вы хотели меня видеть? – спрашивает он.
- Монсеньор, мы пришли к вам с почтительной просьбой о дозволении защищать в суде интересы еретика Исаака Христова, который в настоящий момент находится под арестом и проходит дознание инквизиторами. Как члены комитета по специальным вопросам политики и религии Международной христианской миссии, мы бы хотели, чтобы процесс проходил объективно с соблюдением всех формальностей.
Определённо эта новость была для него неожиданностью. В зелёных глазах читались недоумение и опаска. Он берёт со стола салфетку и вытирает ею свои ладони, задумчиво глядя на нас.
- Защищать еретика? Вы хорошенько подумали над этой своей просьбой?
В качестве аргумента я достаю из кармана сложенный лист бумаги. Кардинал медленно разворачивает его и читает, удивлённо подняв брови. Он недоверчиво говорит:
- Совет Международной христианской миссии даёт вам разрешение на ведение адвокатской деятельности для защиты тех, кого инквизиция признаёт еретиками? Разве же не они сами дали ей разрешение судить самостоятельно и выносить приговор?
- Совет считает, что в какой-то мере инквизиторы могут ошибаться. Мы все люди и все имеем право на ошибку. Полагать, что наш суд в такой же мере справедлив, как и суд Господа – это греховная гордыня.
- Позвольте я расскажу вам одну историю. Когда падшие ангелы во главе с Сатаной задумали мятеж против Бога, он низвергнул их с небес в глубины Ада, обрекая на вечные мучения. Сатана стал пятном на чистых замыслах Бога, на Его творении. Он носитель зла, олицетворение греха, сам грех. Он искушает праведных тонкой ложью, которая часто неотличима от правды. И, когда они поддаются искушению, пятно греха ложится на чистую душу, которая им была подарена от Создателя и навсегда закрывает им дорогу в Рай. Задача Церкви – любым путём вычищать это пятно с человеческих душ. Исаак Христов – особенный еретик, - кардинал сделал акцент на слове «особенный». – Его ересь так неуловимо похожа на правду, что распознать её дано не каждому, и даже он сам искренне верит в неё. Это самое страшное. Добиться раскаяния от еретика, который намеренно лжёт для какой-то своей цели или грешит по своей человеческой природе – легко. Он стыдлив, боязлив и легко принимает покаяние. Исаак Христов не такой. Он верит в свою проповедь и чувствует себя правым настолько, что смущает умы и души не только у рядовых служителей церкви, но даже и у инквизиторов. И слова его проповеди столь близки к евангелию, что неотличимы от него. Но для этого нам и было сказано: «по делам узнаете их».
Я помню, как в одном бою с бесами Антихриста случился прорыв на левом фланге, которого никто не ждал. Ведь именно туда пошли наши лучшие силы. И, когда нас обошли, то расстреляли около сотни ребят с такой же лёгкостью, как мишени в тире. Всё же, мы отстояли тот участок, но, когда я вышел на поле боя, то увидел, что от нашей десантной бригады, которая должная была взять левый фланг, осталась лишь ровная вереница бледных тел с перерезанным горлом, лежащих в тёмно-красных лужах крови, а на лбу у каждого была вырезана ножом пентаграмма. И позже я узнал, как некий, тогда ещё малоизвестный проповедник, призывает к покаянию и отказу от сопротивления силам Антихриста. Эти ребята поверили ему и не только приняли смерть сами без единого выстрела, но и подвели тех, кто на них рассчитывал.
Вот, каков на самом деле тот, кого вы вызываетесь защищать. На его счету смерти тысячей солдат Международной христианской миссии и ничего, кроме сожжения, ему не светит. Так почему же вы берётесь за его защиту?
- Монсеньор, процесс должен проходить объективно, с соблюдением всех формальностей. Мы должны помнить об ошибке Понтия Пилата, который, послушав фарисеев, распял самого Иисуса Христа и не совершить подобной ошибки, особенно в столь тонком вопросе.
- Для меня в этом вопросе нет никаких сомнений, - твёрдо ответил кардинал. – Но, если так желаете вы и Совет христианской миссии, я полагаю, у меня нет возможности этому воспрепятствовать. Поступайте так, как велит вам Святой дух, но не перепутайте его голос с ласковым нашёптыванием Сатаны.
Мы вышли, сжимая в руках разрешение с синими печатями и подписью кардинала.

Обрывок из неопубликованной книги "Антихрист" (47)
luchio666
По улицам города ходят улыбающиеся женщины с грустными глазами, в которых отражается чувство необъяснимой потери.
- Мы с мужем пытаемся уже второй год, но ничего не получается, - говорит женщина на приёме у врача. Тот внимательно вглядывается в её медицинскую карточку, пытаясь разобрать почерк своих коллег и бормочет себе под нос: - Нарушений овуляции нет, маточные трубы в порядке, проблем с маткой и яичниками не вижу.
Он ещё некоторое время вглядывается в карту, после чего пожимает плечами, поправляет рукой очки и раздражённо отвечает: - Анализы у вас в порядке, никаких проблем я не вижу. Продолжайте пытаться.
Над его головой висит образ Святого Спиридона, седого старца с длинной бородой, в красных и белых одеждах, на его плечи наброшена лента с вышитым на ней крестом, а сам он восседает на резном троне.
Врач смотрит, нахмурив брови, на свою пациентку, на её глаза, грустные от той пустоты, которая внутри неё.
- Вы молитесь? – спрашивает он.
- Да, - кивает она.
- Я рекомендую вам молиться Святому Спиридону, - врач показывает пальцем на икону, - и великомученице Анастасии. Особенно рекомендую посетить храм Святого Спиридона на острове Керкира, чтобы коснуться его мощей. Буквально недавно ко мне приезжала благодарная семья. Сын ходить не мог, не помогало даже хирургическое вмешательство. Съездили, коснулись и вылечился, стал как новый. Очень вам рекомендую попробовать. Сейчас, я выпишу вам направление, - он пишет докторским неразборчивым почерком «мол. св. Спиридону и св. Анастасии, пос.мощ.». - Если вы затрудняетесь в молитве, то обратитесь к вашему районному священнику, он поможет вам с текстом и, в случае необходимости, пусть ваш церковный приход поможет с оплатой паломничества к мощам Святого Спиридона.
- Спасибо вам большое! – говорит благодарная мать, расцветая в улыбке, но глаза её остаются такими же грустными. – Я буду молиться за вас.
Она выходит за дверь, а в кабинет входит пожилая медсестра с тряпкой в руке. Доктор, задумавшись, пристально глядит прямо перед собой, а медсестра глядит на него.
- Ты помнишь, как плачут только родившиеся дети? – внезапно спрашивает он.
Медсестра пожимает плечами. Он продолжает:
- Ты помнишь, как они рождаются? Как рычит от боли мать, тужась в родовых муках? Главное, чтобы прошла головка, а там он уже раз – и выскальзывает наружу. Такой скользкий, несуразный. Мать ещё лежит, закрыв глаза, отдыхая после родов, а он уже начинает кряхтеть и кричать, почувствовав новый мир. Он всего на долю секунды слегка приоткрывает глаза. Боже мой, сколько раз я ловил этот взгляд, ещё полный темноты мира, из которого он пришёл на этот свет. Белка глаз совсем не видно, лишь один большой тёмный зрачок. Каким, наверное, удивительным кажется ему наш мир, ребёнку, до этого живущему в утробе матери. Какой он большой и просторный. Такой большой, что это вселяет ему ужас, и он плачет. Он смешно щурится, улыбается или плачет, но выражает такие живые эмоции, что невозможно остаться к нему равнодушным. Детская улыбка, такая открытая, ещё не скованная комплексами, портящими личность человека по мере его взросления. Как много чувств вызывает детский крик: от досады и раздражения до жалости к этому маленькому человечку. Как давно я не слышал детского крика, сестра…
- Уже третий год, как не рожают - отвечает она ему.
- Третий год, - вторит он ей задумчиво. –Это не только у нас – это по всему миру. Многие врачи полагают… - он запнулся. – Полагали, что это какая-то эпидемия, но Святая Церковь разъяснила, что по записям Фомы Аквинского в конце мира наступит состояние вселенской гармонии и стабильности, когда люди достигнут совершенства и Всевышнему уже не будет необходимости продолжать человеческий род. Так что живём мы, сестра, совершенные, в конце времён.
Он невесело улыбнулся.
На уроке в школе учитель даёт наставление своим ученикам по философии и религии.
- Как рассуждали о добре и зле ещё недавно, до пришествия Антихриста, кто знает?
Он обводит глазами класс. Все пристально наблюдают. В глазах неуверенность и страх: «а вдруг вызовут именно меня?». Весь класс – мальчики. Девочки учатся в школе по соседству. Настоящая беда для любителей списывать. Ведь известно, что девочки в большинстве и учатся прилежнее и добрее по своей натуре.
- Многие люди до прихода Антихриста пользовались категорией добра о которой говорил Конфуций: «Не делай другому того, чего себе не пожелаешь», то есть примеряй свои поступки на самого себя и оценивай, как бы ты себя почувствовал на чужом месте. Таким образом, понятие добра очень сильно размывалось, поскольку то, что один видел для себя благом, другой полагал, как зло. Например, люди, склонные к мужеложеству, не видели в нём зла, да и что в нём могло быть предосудительного, если два тела, желающих друг друга, добровольно отдавались друг другу? Если добро – понятие относительное, то его границы могут смещаться кардинально. Так, в варварских племенах ели людей, что в более цивилизованных сообществах могло бы показаться дикостью, но, попадая в экстремальные условия, даже цивилизованные люди ели человечину, не имея твёрдого убеждения внутри себя, почему нельзя питаться человеческим мясом, как любым другим, чтобы выжить. И, если таков вопрос справедлив, то справедлив и вопрос бедняков: почему нельзя воровать, чтобы выжить? Справедливым вопросом является и вопрос любого, восставшего против власти: почему я не имею право сместить ту власть, которая меня не устраивает?
На протяжении длительного времени люди имели законы и судьи могли судить о добре или зле с позиции законов: те люди, что соблюдают закон – добры, а те, что нарушают его – злы. Но и сами законы сильно менялись с течением времени.
В России в первой половине двадцатого века уголовный кодекс преследовал всякого, кто пытался проповедовать религию, в первой же половине двадцать первого века эти пункты закона ушли в прошлое и каждый второй считал своим долгом установить икону дома, в машине, на работе. Когда же пришёл Антихрист, люди, не имея твёрдого основания, с такой же лёгкостью променяли иконы на золотого идола и пентаграмму, полагая своим благом всё материальное и полезное для их жизни: роскошь, изысканную пищу, дорогое жильё, красивые машины, вечеринки, нередко заканчивающиеся оргиями. Разве это не почитали люди за добро? Разве это не то, чего они желали?
Нельзя питаться человечиной, чтобы выжить?
Нельзя воровать, чтобы прокормить себя?
Нельзя бунтовать против власти?
Нельзя жить веруя в то, во что ты сам хочешь?
Нельзя жить в роскоши?
А кто это сказал?
Сегодня мы точно знаем ответ: это сказал Бог, но это стало ясным для нас только после Священной войны.
Более того, людское непонимание истока морали привело к тому, что в законодательстве большинства стран появилось понятие «светского государства», где разграничивалась власть и религия. Церковь могла только рассказывать о своём вероучении, но не могла никоим образом повлиять на рассмотрение и принятие законов, не могла участвовать в судах и других государственных процессах. Всё это привело к тому, что в светской власти все без исключения с лёгкостью пользовались двойной моралью, на словах выступая за добро и благо для других, а на деле же преследуя свои интересы. Во власти были эгоисты, мужеложцы, взяточники, воры, прелюбодеи, лжецы, убийцы, воры, не гнушавшиеся ничем, чтоб увеличить свою власть и своё богатство. Поэтому сегодня, оценивая то, как все правительства с радостью приняли религию Антихриста и с оружием в руках защищали его от праведного гнева восставших христиан, мы должны запомнить этот урок и передать своим потомкам: церковь и государство должны быть едины. Ведь из всех людей лучшими по своим моральным качества являются добропорядочные христианине, а значит они же будут и лучшими управителями, и примут лучшие законы.
Если Бога нет, то понятие добра и справедливости становится абстрактным, ведь любое человеческое суждение – спорно. Если же мы принимаем Бога, как Абсолют, создавший этот мир и лучший знающий его устройство, дающий нам законы, по которым следует жить, то наша вера является корнем наших суждений. Она позволяет нам заявить, что есть добро, а что – зло! До тех пор, пока мы верим в Бога, в наших руках абсолютная истина, дающая нам возможность с уверенностью судить о прошлом, жить в настоящем и оценивать свои и чужие поступки на будущее.
Именно поэтому Международная христианская миссия и отменила предшествующие Антихристу законы стран и городов, оставив Единый свод христианских законов, которые писаны прямо с Библии. Каждый человек в любой христианской стране отныне точно знает, что хорошо, а что плохо. И эти законы будут неизменны на все времена, во славу Господа! Аминь!
- Аминь! – хором отозвались ученики.